Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

буду пиратом

(no subject)

Всякий раз, оказавшись в маршрутном такси без наушников, я задаюсь вопросом: "Когда умолкнут все песни, которых я не знаю?"
буду пиратом

История одного дома

В раковине – Эверест немытой посуды. В его предгорьях самоорганизуется жизнь, у подножия уже изобрели колесо. Холодильник напротив, давно необитаем и превратился в мещанский реликт. Изредка в него заглядывают квас и светлое нефильтрованное. Телевизор принял беспечный целибат. Зато дюжина книг расцвела закладками всех форм и размеров, свидетельствуя о читательской ветрености. Бумажник отвык от шелеста купюр, в нём бренчит лишь мелочь – конденсат былого шика. По вечерам дом резонирует со звуками корявого блюза, столь странно уместными в этой сибирской Алабаме. В центре нового дивного мира сидит человек, раздетый в трусы, и архаично выводит ручкой «Лето – это маленькая жизнь!»
буду пиратом

Звезда рок-н-ролла

В сумерках подземного перехода угадывались два силуэта. Они склонились во взаимном поклоне. Небрежный взгляд видел здесь пару маргинальных приятелей, сбивающих концессию в поход за «боярышником». Более цепкие глаза примечали две противоположности. Один держал в руках гитару, и выглядел как человек из района, где внешняя сексуальная привлекательность традиционно ценится выше, чем способность мимикрии под хищника. Хотя сейчас три полоски adidas ему пригодились бы, поскольку его визави был похож то ли на гориллу, то ли на недостающее звено. Судя по всему, прения шли довольно давно. Эта, обычная с виду картина, так и осталась бы в галерее забвения, если бы впорхнувшая в переход круглая девочка не клюнула музыканта в алые губы. Гориллообразный отпрянул, затем потянул инструмент за первую струну и отпустил, высвобождая звонкую «ми».
- Бляаа! – медленно протянул он. – Так ты хочешь стать звездой, чтобы ИЗ-ЗА тебя вешались страшные тёлки?!
Вот так смена лишь одного предлога в предложении поменяла императив рок-н-ролльщиков всего мира.
буду пиратом

Они назовут это блюз

От соседа сверху ушла жена. Так бывает у темпераментных людей. Его раздражала её привычка стучать каблуками по паркету в шесть утра. Её дразнила его неистовость. «Я тебя люблю, сссука!» - часто твердил он. Твердил громко, ревел на весь подъезд. И швырял кресла. Женщины не любят в мужчинах две вещи: когда они проявляют нежность, и когда не проявляют. Она ушла. Унесла с собой чёрные бездны женской ментальности.

Теперь сосед пылесосит. Каждый день в девять утра он расчехляет свой агрегат и начинает шоркать. Каждый день, задевая плинтусы, вторгаясь во все щели и трещинки. Гудит и шоркает. Теперь, когда никто не заставляет, он может себе позволить. Даже злоупотребить. Он двигается быстрее. Вспоминает. Ложные идеалы её тугих округлостей. Влажные полости. Острый язык. Он хмурится, но прибавляет в динамике. Она приползёт, но он отвернётся. И пусть она плачет.

Сосед неистово ерзает по обнажённому полу. Куда уходят женщины? Почему тебя любит одна, а не любит уже совсем другая, и как они уживаются в одном теле? Вместо бездны синих глаз – дамасская сталь, взамен улыбки – гримаса. И не смеётся, фыркает. Ты видел её всю, без остатка, зачем теперь она прячет глаза? Он вспотел, дрожат колени. Его движения беспорядочны, пыли давно нет, пылесос сосёт пустоту. Он хмурится всё больше, морщины бороздят тело. Глаза, глаза, глаза! Выкл.

Обессиленный, он ложится на диван, капризно скрипят пружины. Она найдёт его таким, добрым, мокрым и морщинистым. Она найдёт, обязательно. Кто может спрятать сто двадцать килограмм красоты? А не найдёт, он умрёт здесь. До завтрашней уборки.
буду пиратом

Тупой панк-рок для интеллектуала

Пока рядовой человек страдает хернёй, интеллигент мучается рефлексией.

Сидели мы, значит, во дворике, на каком-то бревне, трезвые и смирные. И главное, нарочно ведь сели подальше от детской площадки, чтобы своим изысканным видом не искушать малолетних. Открыли пиво, коньяк. Вру. Сначала пустые бутылки выбросили. В урну, по привычке. А уж потом открыли пиво и коньяк. И продолжили разговор.
- Гиблое дело, - говорю, - народ не знает Бродского!
- Как же не знает? – возражают. - Не знаю народа, который не знает Бродского!
- Это, - склоняюсь доверительно, подмигиваю, - только в нашем кругу. А ИХ – массы!
- Ну как, как его можно не знать!?
Ловим консенсус, вздыхаем, закуриваем.

Массы в песочнице неподалёку пьяно затянули «Любэ», мы нежно коснулись Сартра. Затем немного Камю и покурили.
Кстати, удивительно. Нынче принято считать себя ирландцем, мечтать о Лондоне, рассуждать о французском экзистенциализме, но русским матом, чтоб не прослыть снобом. «Экз-изм» - вообще хорошее слово, зная его можно убедить всех, что ты не дурак. К сожалению, у меня часто не получается его выговаривать правильно. Обычно с языка срывается что-то вроде «экзистенциАНАЛизм». Бытие через жопу кажется более верным терминологически.
Эх, хорошо!

И всё же что-то омрачало сознание. Какая-то женщина, с лицом человека пару минут назад читавшего Чехова вслух, назойливо ходила вокруг с меланхоличным пуделем на поводке. По глазам пса можно было понять, кому читали Чехова. Оба имели крайне озабоченный вид.Collapse )
буду пиратом

Растаман из глубинки

Жизнь белого человека в Сибири какая-то серая. Боба, например, не смотря на его протесты, все звали Пашей. Вообще, это крайне трудно, жить как на Ямайке, когда тело по уши погружено в родину. Но он не сдавался. И, хотя классик говорил, свобода это то, что у тебя внутри, как исключить губительное влияние русского духа?

Боб снимал комнату в деревянном доме. Летом сквозь древнюю крышу комнату заливала вода. Произвольно расставленные по полу тазики с осадками полностью заменяли собой меблировку помещения. Очарование тропического рая завершали пузыри обоев, призывающих к беспорядочным психоделическим актам и пожилой матрас, педантично заправленный ворохом газет. Над матрасом был расправлен огромный зонт. Казалось, Боб спит с Мэри Поппинс. В углу, у печки, стояли музыкальный центр и гитара. Точнее, не стояли, а отдыхали, как солдат, который спит в любой момент, когда не на посту. В остальные часы они напряжённо служили рупором ямайской культуры. В сущности, они, да исключительная экономическая отсталость апартаментов – были всем, что могло бы напомнить случайному гостю об Антильских островах.

Венцом помещения являлся офисный стул – боевой трофей Боба с места последней работы. На стуле восседал сам Боб, благородный и сентиментальный. Обычно он был занят тремя вещами: курил траву, играл на гитаре, или вызывал в памяти визитёров светлый образ Авессалома Изнурёнкова. Причём эти вещи Боб с охотой совмещал. Помимо убеждённого эскапизма была у Паши только одна беда – беззаветная, беспринципная любовь к Collapse )
буду пиратом

В тылу

Справедливое желание женщины показать аппетитный фрагмент себя всегда идёт вразрез с селективным методом. Иначе говоря, ей хочется, чтобы прелести рельефа оценили вон те трое, а в итоге на благолепие любуются сотни зевак и каждый мечтает посадить там дерево, построить дом, вырастить сына..

На вокзале и без неё царила нервотрёпка, но когда вошла Она, мироздание вздрогнуло и пошатнулось. Затихли таксисты, пугающие приезжих ценами на бензин. Резко усилила бдительность пара милиционеров. Стремительно выходили из комы дряблые инстинкты вокзальных алкашей. Девчонка лет двадцати, такая, знаете, ноги запредельной высоты, заканчиваются где-то совершенно в умопомрачительном месте. Место, надо добавить – совершенной формы, впаяно в джинсы словно вакуумом. И заниженная талия. Талия занижена настолько, что показывает самую суть, точнее, дразнящий полукружьями пролог. Так сказать, дебют, разыгрывающий в воображении потрясающий эндшпиль. Сам я в Париже не бывал, но глядя на подобных девочек понимаешь, отчего всех так тянет забраться на Эйфелеву башню. Плюс ко всему, с неё, должно быть, открывается действительной потрясающий вид.

Человек, внимательно читающий эти строки безусловно поймёт, что я и сам поддался на штормовое обаяние чуда ягодичных мышц. Я тоже хотел в Париж, в немом негодовании переводил взгляд с девочки на хищные взгляды окружающих гормональных конкурентов. Внутренний доктор диагностировал стойкое повышение артериального томления. В зале ожидания запотели окна. И тут…

Collapse )

PS: Огромнейшее спасибо всем за поздравления! Простите, что не успеваю ответить каждому, но мне действиельно было приятно до слёз.
буду пиратом

Нужен совет

А сейчас серьёзно. Мне действительно трудно говорить об этом, но, сколько ни откладывай, рано или поздно пришлось бы признаться. Именно поэтому я делюсь этим со всеми, единовременно, без обиняков, дабы пресечь слухи и кривотолки. Кроме того, нужен совет.

Я заметил это не сразу. Как это обычно бывает, до какого-то момента я был уверен, что нормален, что ничем не отличаюсь от остальных. В нашей стране вообще лучше не выделяться. Но с возрастом, во время полового созревания, появились первые подозрения. Душа исполнилась сомнением, а естество – отчаянием. Чувство крепло, меня переполнял стыд. Но вскоре, пришлось признаться себе, я был сломлен.

Помню, однажды я увидел Элтона Джона. Он не понравился мне как мужчина, но в нём был шарм, какой-то первобытный магнетизм. Мне нравилось смотреть. И ясно было, что не только мне. Я первый раз испытал Желание. И поддался. Сначала я делал это глядя в телевизор или компьютер. Однако со временем, я вышел в люди. И они не отшатнулись от меня. Я увлёкся, но всё равно ощущал вежливое отчуждение. Смирился. Жил. Страдал.

Тем не менее, в последнее время переживание стало невыносимым. Мне всё реже нравятся женщины, зато я испытываю жаркую страсть к demeshkoff и неуместное влечение к Ложкину. Хватит. Я не потяну их за собой.

Дело в том, что я люблю Collapse )
буду пиратом

Белая ворона

Костя просил называть себя Кость. Он считал себя сатанистом, причём настолько суровым, что даже пиво пил только «Велькопоповицкий козел, чёрное». Жертвоприношения он приносил регулярно, кропотливо соблюдая ритуалы. Так, например, пил он «Козла» из горла, перед чем сворачивал тому крышечную шею, произнося григорианским распевом «Beati pauperes spiritu, quoniam perineum diencephalon!», что с его точки зрения означало некое древнее посвящение, а в реальности же переводилось с латыни как: «Блаженны нищие духом, ибо промежность мозг промежуточный». Ногти Костя красил в чёрный цвет и подводил ресницы. При этом наружностью он обладал смазливой, лицом возвышенным, длинными, как и положено, чёрными волосами, а образ в целом излучал загадку и метафизику.

Костя владел крайне эффектным приёмом завоевания женщин. На вечеринке, в течение первого часа знакомства с девочкой он таинственно молчал, томно улыбался и производил магические пассы подвижными бровями. Брови вообще недооценивают, а они являются важнейшей составляющей шарма. По истечении этой короткой прелюдии, когда девушка уже начинала подтаивать под действием гипнотического взгляда, он внезапно подсекал. «Трахнемся сегодня?» - спрашивал Кость мягким, но строгим голосом. Почувствовав в даме сомнение, он приводил первый и последний аргумент «У меня дома есть чёрные свечи…» Блицкриг срабатывал в четверти случаев. В случае осечки, он нацеливал своё обаяние на следующую жертву. «Так репрезентативность выше» - объяснял нам Костя, - «Зачем терять целый вечер ради одной, если она ещё может и обломать в конце? Я лишь вношу конкретику. Бабы – ресурс возобновляемый».

Но однажды Костя, как это бывает в пылу полового расцвета, влюбился. Местом приложения чувств он избрал гламурную брюнетку системы «однорукий бандит». Ты ей скармливаешь купюру за купюрой, она весело звенит, считает кредит и предлагает попробовать ещё раз. Выигрышная комбинация зависит от размера ставки и неопределённости математической вероятности. Что бы хоть как-то соответствовать, бедный студент Костя продал ради неё все свои волосы. Когда деньги от продажи скальпа кончились, он стал посещать пункт переливания крови, обменивая свой ихор на сущие копейки. Вскоре, лысый, осунувшийся, бледный, сгорбленный, с тёмными провалами на месте щёк и крашеными глазами, он походил на снеговика во время оттепели.

Collapse )
буду пиратом

С любовью

Двадцатый век в искусстве, как ни крути, был веком мужским. Усы, бороды, аккорды, стихи, наркота, даже сиськи, всё ассоциировали с собой мужики. Не таким будет век двадцать первый, прорицаю. Наша эра будет женской. Новое в музыке в последнее время делали только барышни. Вспомните: Земфира, Маша Макарова (она, до сих пор уверен, круче Земфиры), Юлия Теуникова, Муха, Naka, Пелагея… да взгляните лучшие песни «русского рока» нынче сочиняют девочки.

Чего я, собственно, хотел сказать. Я редко позволяю себе кого-то рекомендовать, поскольку, так или иначе, любой совет это враждебная вкусовщина. Но всё же, рискну предположить, что не осудят меня те, кто решит зафрендить этих двух замечательных девочек:

miss_germiona
syiroejkina

Да, господа, они офигительны.