Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

буду пиратом

За каменной стеной

Он шёл вразволчоку, загребая воздух плечами и оглушая ночные улицы молодецким свистом. Чёрный бомбер нараспашку, петушок на хронически бритом затылке, три полоски на трениках. Личность с магнетизмом такой силы способна высосать гемоглобин из крови наблюдателя. Конечно, он был не один. С ним была особа, в организации внешности которой особую роль сыграли меха и красители. И если контраст палитры одежд просто ослеплял, то расцветка лица была способна вызвать системный сбой у хамелеона.

Она цепко сжимала его бицепс, он влёк её в ночь. «Эээх, бля!» - временам вскрикивал он, орошая пространство распирающей душу благодатью. Она посматривала на него с нежностью, а на пустынные улицы с вызовом. Встречный прохожий выглядел как человек из района, где внешняя сексуальная привлекательность традиционно ценится выше, чем способность к мимикрии под хищника. Внезапный окрик «Опа-опа!» загнал прохожего в сугроб.

Он усмехнулся, дивясь широте границ личной зоны комфорта, а она, вконец разомлев, повлеклась в будущее. За крепким, надёжным плечом.
буду пиратом

Муха по имени Джонатан Ливингстон

Когда я стану большим и умным, я непременно напишу роман «Муха по имени Джонатан Ливингстон». Сюжет будет такой.

Муху по имени Джонатан Ливингстон с детства смущает узость мышления мух, озабоченных лишь гневным жужжанием и непрерывным битьём о стекло. Джонатан всецело отдаётся тренировке искусства полёта как образа бытия. В определённый момент он оказывается не в состоянии мириться с правилами примитивного существования мушиного социума. Изгнанный из роя, он ведёт идиллическую жизнь отшельника.

Однажды Джонатан встречает двух сияющих зелёных мух, которые забирают его в совершенную реальность – за пределами оконного стекла, в следующий, лучший мир, достижимый через собственное самосовершенствование. Этот мир населён мухами, посвятившими себя искусству полёта. В новом мире Джонатан знакомится с Цокотухом — мудрой мухой-старейшиной. Цокотух становится наставником Джонатана, учит его перемещаться сквозь оконное стекло через отрицание существования окон, и демонстрирует глиняный пулемёт.

Через некоторое время Джонатан принимает решение вернуться на Землю, чтобы передать полученные знания таким же мухам, каким он сам был когда-то, чтобы поделиться страстью к полёту и стремлением к совершенству. Джонатан собирает небольшую команду из мух, изгнанных роем, и начинает обучать их мастерству полёта. Добившись впечатляющих успехов, вся команда под предводительством Джонатана набирает релятивисткую скорость, чтобы преодолеть пределы оконного стекла.

Collapse )

буду пиратом

Лошадиная фамилия

Вам известно, как зовут коня под Медным всадником? Или вот ту лошадь под маршалом Жуковым? А этого жеребца между ног Марка Аврелия? В конце концов, животное занимает до 75% скульптурной композиции, а значит, является главной действующей мордой произведения искусства. Не может же, в самом деле, скульптор увековечить первую попавшуюся клячу. Кобылам это не по карману. Не может под историческим деятелем быть и абстрактный конь. Конь в виде прокладки между Петром Великим и Гром-Камнем изображает не боевого друга, а рядовое звено в эволюционной цепи. Вряд ли Екатерина спустила бы такое толкование деятельности Царя даже французу. Обидно за лошадей. Они - неизвестные солдаты истории. Мы должны пресечь этот заговор колбасных олигархов.
буду пиратом

Троллинг 80 уровня

В столице нашей родины есть Музей космонавтики. В центре музея есть скромный постамент, едва различимый на фоне макета станции «Мир» в натуральную величину и тюбиков с космической пищей. На скромном постаменте находятся два экспоната: флажок Советского Союза величиной чуть меньше айпада и ёмкость с тремя крошечнымы безликими камушками. Под экспонатами пояснительная записка на английском языке. Содержание можно перевести примерно так: «Дорогой Леонид Ильич Брежнев, с наилучшими пожеланиями презентуем вам этот кусочек красной материи, который мы взяли на Луну и, что важнее, вернули обратно. К сожалению, сфотографироваться с ним не смогли, кончилась плёнка. Взамен высылаем вам три кусочка лунного грунта. Берегите их, и будьте здоровы. Искренне ваш, Ричард Милхауз Никсон». Стоимость программы «Аполлон» приблизительно равнялась 136 миллиардам в долларах 2005 года.

По всей видимости, это пример самого дорогостоящего троллинга всех времён и народов.

Collapse )
буду пиратом

Актуальная скульптура

На днях мне довелось побывать на выставке «Актуальная скульптура». Это, доложу вам, крайне редкое по своему масштабу и остроте мероприятие. К сожалению, там запрещено фотографировать, но я, будучи уверенным, что выставка может вызвать широкий интерес, но не все смогут туда попасть, включил диктофон и добросовестно записал рассказ экскурсовода. Перед вами стенограмма записи:

Перед вами скульптура «Раскол в тандеме». Мы наблюдаем двух джентльменов средних лет, которые, по всей видимости, решили укрепить здоровье совместной поездкой на двухместном велосипеде. По пути у них случилась аварийная остановка, поскольку транспорт сломался пополам. Джентльмены решили справиться собственными силами. Как видно, они не очень хорошо знакомы с конструкцией, поскольку переднюю часть велосипеда, с подвижным рулём государи пристраивают в конец, причём фиксируют конструкцию небрежно: пластырем, крест накрест. Тем не менее, гениальность композиции в том, что у нас возникает необъяснимое ощущение уверенности, что велосипед всё-таки поедет. Пусть и, благодаря новой версии сборки, строго прямо, никуда не сворачивая.

Перейдём теперь к образцу концептуализма. Это сундук, запертый огромным замком. Судя по размерам замка, в сундуке храниться что-то ценное, а оценивая размер сундука, там много ценного. На сундуке лежит человеческий скальп. Однако, глядя на монумент, не охватывает того леденящего чувства страха перед чудовищным злодеянием. Ведь кажется, что бывший владелец скальпа просто с лёгкостью, безболезненно снял волосы, небрежно бросил и ушёл. Скульптура называется «Кудри».

Collapse )
буду пиратом

Как я провёл лето

Киты цедят рыбёшку щербинкой в зубах, хотя могли бы глотать корабли. Они счастливы, потому что у них нет бровей и нечем хмуриться. Ещё киты громко поют и пускают струю, за что их любят. Людей за это, напротив, не любят.
Энциклопедии говорят, что зрение у кита очень плохое; также у него плохое обоняние и, к сожалению, практически отсутствует чувство вкуса. Не смотря на такие недостатки, когда мимо вас проходит кит, вы невольно вскрикиваете: «Охренеть, кит!» Уж очень они обаятельные.

У художника Клода Моне был отменный вкус и отличное зрение. Пользуясь этим, он решил писать зимний пейзаж. К счастью, как раз наступила зима. Клод взял кисточку и нарисовал снег. Любой бы на его месте остановился. В смысле, что там зимой ещё бывает? Но Моне решил, что работа выглядит бледновато, и как-то статично. Он хотел придать картине толику подвижности реального мира. Мультипликацию тогда не изобрели, Моне надолго впал в творческую меланхолию, размышляя как выразить задумку изобразительными средствами. Он думал, думал, думал, думал и в конце концов решил, что динамизм реального мира лучше всего выразит окоченелый зимний дуб. Клод нашёл подходящее дерево и принялся за пейзаж. Но на следующий день наступила весна, и, как описывают событие биографы: «варварски покрыла дуб листьями». Клод пожаловался в мэрию. Из мэрии отправили специального человека, который оборвал с дерева всю листву, чтобы Моне смог, не спеша, естественно и непредвзято, запечатлеть реальный мир в его живой изменчивости. Так родился импрессионизм.

Сердце кита весит тонну, мозг – восемь килограммов, а в трёхметровом пенисе – кость. Почему, ну почему, с первого июня хочется стать китом, а в итоге проводишь лето, как Моне - зиму? Долбанный импрессионизм!

Кто-нибудь, оборвите с дуба листья!
буду пиратом

Бог в деталях

Френд-лентой навеяло.
Знакомый, поступив в Ин-Яз, привёз из своего села некую невзрачную картинку. На ней были изображены волны, лодка и какая-то Фудзияма вдали. Картинка была маленькая, но с иероглифами. Где бы её не повесили, она придавала дому утончённый восточный колорит. Мало кто может брать в дорогу колорит, а знакомый мог. Поступил, кстати, на факультет Восточных языков. А как-то раз к нему в общагу зашла всамделишная японка и тут же в крик: «Хокуси! Хокуси!» Никто ничего не понял. Все кинулись выставлять на балкон разбросанные по полу носки. А оказалось, что японская подданная узнала в картинке гравюру родного художника Хокусаи. Не подлинник, конечно, копия с эстампа. Эстамп – это специальное слово, обозначающее специальную технику оттиска гравюры. С тех пор в этой секции общаги воцарилась культура. Раньше все просто бухали, а теперь благородные доны изволили кутить под эстампом Хокусаи.

Вот так дискурс меняет реальность. И наоборот.
буду пиратом

(no subject)

Четвёртый месяц размышляю над правильным употреблением этого абсолютно эксклюзивного оксюморона, но никак не могу вставить к месту. Обидно, что такой эпитет простаивает. Помогите!

Кого можно назвать "Бывший мудак"?

PS: Объявляю конкурс на лучшее предложение с употреблением словосочетания "бывший мудак". Победителям: честь, уважение или художественный пиар. На выбор.
буду пиратом

Портрет Дориана Грея

Иной раз охватывает такое бессилие, что хочется выть. Сегодня, в который раз, пожалел, что не умею рисовать. Некоторые картины просятся на холст, но злая муза показывает их лишь бесполезным существам вроде меня, а художники отчаянно ищут сюжеты на дне стакана.

В кресле напротив сидела девушка. Создание небесной чистоты и изысканной красоты. Её лицо белое и нежное, как свежий зефир (это я не про ветер сейчас) светилось каким-то мягким светом. В точёных ушках – клипсы со значком смайлика. Волосы прибраны с аккуратной небрежностью. И свежесть! Словно умытый ночным ливнем утренний лес в лучах наливающегося ядрёной мощью солнца. Глядя на неё, гормоны бессильно кричат «Долбанная симметрия, долбанное золотое сечение!» Чресла неудержимо склоняют организм к адюльтеру, ладони увлажняются, колени дрожат, короче говоря, чувствуешь себя в высшей степени гетеросексуальным. Девственная покорительница. Растрава.

Рядом гнездилась старуха. В угольно чёрной хламиде, синяки под глазами беспощадно погребены под слоем теней, снимая которые геологи могли бы многое узнать об истории Земли. Антрацитовая косынка туго стянута на подбородке. Каркающий кашель, перемежающийся перманентным ворчанием, столь натужен, что кажется может переломать бабусины рёбра. Весь её вид – памятник бессмысленной борьбе с энтропией. Старуха проигрывает битву за битвой, но цепляется за жизнь зубами, довольно крепко, однако, судя по их количеству, последний бой не за горами. Бабка смотрела на девчонку и глумливо улыбалась.

Их отделяли каких-то сантиметров десять пространства и… целая жизнь времени. Эту иллюстрацию свирепой предопределённости и безжалостного фатализма следовало бы назвать «Маршрутка времени». Жаль, её никто не напишет.
буду пиратом

Энтони Хопкинс о театре

Сейчас мне плевать на театр с высокой колокольни. Честное слово, не понимаю, почему некоторые относятся к нему так трепетно. На кой черт нам весь этот театр четырехсотлетней давности? Кому он нужен? Закатайте его в асфальт. Подумаешь, беда! Все равно это мертвечина. Какой Лир лучше: такой или сякой, — кого это волнует? Ты делаешь то, что уже делали до тебя пятнадцать тысяч актеров.

Приятно, когда твою точку зрения озвучивает человек чуть более заслуженный, да ещё такими яркими словами. Никогда не понимал театра, даже когда посещал театральную секцию. Сплошная клоунада, честное слово. Ни разу не видел спектакля, где не хотелось бы вскрикнуть "Не верю!" По большому счёту театр, это - цирк, покрытый толстым слоем пафоса. Что не мешает, тем не менее, театральным актёрам быть лучшими в мире. Но - в кино.