?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

Бридость

У меня бридость.
Тут, в ЖЖ, я могу в этом признаться. А в той, нормальной, материальной жизни больше не буду. Там, в реальности, нет места цифровому милосердию. Там, в реальности, твою возвышенную меланхолию бьют флегматическим бездушием.

Каждый день начинается с вопроса «как жизнь?» «Как жизнь?» - это смертельный риторический приём невнятного назначения. Мрачная атавистическая формальность. Я выступаю за законодательный запрет ответа на этот вопрос на уровне ООН.

Вот идёт грузчик Данила. Данила, как бы его описать? Это такой делегат любимой патриотами России породы «гей, славяне!» Непоправимо шумный, пытливый ко всем проявлениям универсума трутень. Данила, как образцовый зануда, проявляет интерес ко всем, полагая, что взамен хоть кто-то проявит интерес к нему.
- Как жизнь? – спрашивает он, желая начать монолог. Он любит в меня говорить. Это моя вина. Если человека не прерывать, у него складывается впечатление, что его слушают. Увы, людям, которые любят вещать, как правило, совершенно нечего сказать.
- Жив пока. – Отвечаю по возможности уклончиво, конкретика всегда приводит к эскалации диалога. Но с Данилой это не срабатывает.
- Чё такой кислый?
- Не созрел ещё.
- Не, ну а чё, проблемы какие?
То есть, вообще, понимаете, не срабатывает. Меняю тактику:
- У меня бридость.
- Э?
- Это болезнь.
- Покажи!
- Короче. Знаешь, есть разные профессиональные болезни. Вот учёные в маразм впадают, музыканты теряют слух. А если, скажем, повар вкус потеряет, это называется «бридость». Профессиональная болезнь от перенапряжения рецепторов.
- А чего, жрёшь много?
- Да нет, я фигурально выражаюсь. Не радует меня ничего, в последнее время, вкус пропал. Вот новый альбом «Red hot chili peppers» какой-то пресный. Автобиография Довлатова – нудная. Интернет скучный. Пиво – сухое.
- А-а-а! У меня то же самое, не поверишь. Тока с тёлками. Точнее с булками. - Даниле понравилась гастрономическая аллегория. – Ну, титьки, знаешь?
- Доводилось.
- Во. Тогда-то мне нравились, прям чтоб булки. Ну, чтоб мягкие и побольше! Ну, понял? А щас чё? Щас на маленькие тянет. Крошечные чтоб. Слышь, да? Раньше на булки, а теперь на крошки, ха-ха! У меня тоже эта, ридость?
- Нет, Данил. Ты просто крохобор. А у меня бридость.

Сабспейс

Cловом сабспейс обозначается специфическое измененное состояние сознания партнёра, возникающее вследствие физических воздействий (таких, как флагелляция) и сопутствующих им эмоциональных переживаний. В данном состоянии деятельность коры головного мозга затормаживается, а в кровь выбрасывается большое количество эндорфинов. Субъективно действие эндорфинов проявляется в ощущении восторга, радости, счастья и тому подобных ощущений, потере чувства времени и реальности. Объективно оно определяется снижением психомоторных реакций на боль или другие негативные раздражители. Википедия

Федя, в общем, и не хотел жениться. Но с женщинами всегда так, если уж решила, спать вам в одной кровати, пока она не передумает. С ними всегда так, спишь день, спишь два, как вдруг однажды утром: «А лимузин будем заказывать?» Самцы метят территорию, самки – паспорт. Впрочем, мы отвлеклись.

Федя познакомился с Юлей в столовой. Он пришёл опохмелиться пельмешками, она томно обедала тремя порциями вегетарианского салата. Он подсел к ней за столик, она отшатнулась от пельменей, сморщила носик. Федя увидел носик, влюбился и, с прямодушной простотой, не удержался, констатировал:
- Вы красивая!
- Я не такая! – резко ответила Юля и нервно лизнула салат.
Федя задумчиво осмотрел девушку. А какая? Бледненькая, стрижка под мальчика, тонкий костяк, узкие плечи, дерзкие грудки… в фильмах про 30-е годы частенько возбуждают схожими типажами. Этакие сексапильные капризульки, дразнящие патриархальных мужиков свободой, равенством, блядством. Э-э… суфражистки, вот. Неторопливо продолжая анализировать внешность девушки, Федя достал коммуникатор и залез в Интернет. «Словарь синонимов» набрал он.
- Ослепительная! – вслух сказал Федя.
Без ответа.
- Утончённая! Грациозная! – зачастил Федя, не отрываясь от телефона. - Романтичная!
Он запнулся и поднял голову. На него смотрели ровно два глаза, сияющих недоверчивой нежностью. Никогда доселе Федя не приковывал к себе внимания стольких глаз.
- Пикапер? – её губки смешно подрагивали, у самого уголка рта трепетала капля майонезика.
- Что? – не понял Федя. Он в жизни не поверил бы, что его может так взволновать майонез.
- Погуляем? – спросила Юля.

Набережная. Постель. Через месяц они поженились. Она психолог. Он водитель такси. Через год Федя спросил у меня.
- Ты знаешь, что такое сабспейс?
Я покачал головой.
- Сам то я не специалист. Типа такое состояние мозгов, когда в печёнка начинает вырабатывать какую-то наркоту. Короче, у мазохистов бывает, когда их бьют.
- И?
- Ну, Юлька, на второй день знакомства, у меня тоже самое спросила, про сабспейс этот. Потом села на меня верхом и давай по жопе шлёпать. Я молчу, меня в армии не так били. А она, «чувствуешь? что чувствуешь?» «Люблю», отвечаю. А она мне: «Почувствуешь, тут время нужно».
- И?
- А вчера прихожу с работы, усталый, злой. Гляжу, на балконе моя тельняшка под дождём сохнет, а трусики её стираные, глаженые на диване лежат вместе с Юлькой. Кругом срач страшный, а она ещё истерить начала, уже и не помню почему. Ну и вот, посмотрел на неё, и пошёл на кухню картошку чистить. Открываю холодильник, смотрю, на верхней полке майонез стоит. И тут, прикинь, почувствовал.
- Что?
- Да сабспейс этот.

Из деревни - дедушке

Милый дедушка! Пишу тебе из мест, где колосится репа и плодоносит укроп. Жизнь здесь велика и обильна, да порядка в ней нет. Туалет деревянный и смыв не работает. Вода в колодце только холодная, а заместо центрального отопления – водка.

Местные, пока не выпьют, имеют кроткий нрав и широкую душу, впрочем, качества те остаются и после поправки здоровья, лишь меняются местами прилагательные. Совершая утренний моцион, часто ловлю на себе взгляды местных. Их цепкие, неприветливые глаза следят за мной, не таясь, пока не исчезну из виду. Поначалу я стеснялся и проверял, застёгнута ли ширинка, и не отрасли ли сиськи, но после свыкся, с гордостью ощущая себя деталью, оживляющей постылый пейзаж.

Аборигены отличаются некоей праздностью, что удивительно, при отсутствии всяческих удобств. Даже поспешая, они движутся со скоростью ленивца, упавшего в кисель. Посредь пути замирая, чтобы проводить взглядом меня или другую диковину, живо напоминая сытых, и в целом довольных положением зомби. Деревня, дедушка, тут маленькая, тыщ на семь душ, поэтому между людьми принято здороваться, чисто на всякий случай, вдруг выпивали вместе. Меня тоже приветствуют, видимо принимают за своего. Приеду в город, не узнаешь. Деда, Христа ради! Забери меня отсюда, буду тебе педикюр делать и спам из почты вычищать, а если что, то секи меня, как сидорову козу.

А намедни индюка встретил. Вышел на променад вечерний. Воздухом подышать, да навоза на грядки собрать, и тут вижу чудо невозможное. Ростом мне по пояс, радиусом с телевизор плазменный. Злодейски клювом клокочет, срамной бородой кожистой трясёт, что эксгибиционист в парке. Крылья напряг, расшаперил, перьями борозды в земле цараплет, и звенит, в натуге великой. Ну чисто Тимати, возомнивший себя паровозом. Струхнул я немало, каюсь, послал поперёк себя псину грозную, что под рукой была, и давай ейной мордой индюка в харю тыкать. Испытала тогда Птица-Рух смятение, дала дёру, да сдулась позорно, сразу сделавшись ничтожной, худой и уродливой, как голая Орбакайте. Не знаешь ты, деда, слов "кич" и "понты", коли индюка не видел.

Живости тут навалом. Говядина, свинина, козлятина, курятина здесь в первобытном виде, как есть не вру, по земле ногами ходит. Из говядины даже молоко добывают. Но встречаются звери натуре уж шибко противные. Например, враждебный продукт сожития индюка и утки, иначе – индоутка. Создание сколь противное, столь и бессмысленное. Ни летать, ни плавать не обучена, ходит с трудом, а когда злится - шипит, что водопроводный кран, в котором отключили воду.

Собачий перелай стоит непрерывно, как в этих твоих интернетах. Ко всему, по деревне ходят какие-то тролли, растравляя псов, лишь те на минуту стихнут. В общем, скука смертная, только и остаётся, что на звёзды смотреть, даром что их в деревне много, поскольку высоко, достать трудно и продать некому.

Приезжай, милый дедушка! Жизнь здесь здоровая, но пропащая. А ещё кланяйся от меня френдам и пароль от ЖЖ мой никому не отдавай. Остаюсь твой внук Dadson.

PS: Отправляю тебе фотографические карточки, в доказательство, что не брешу ни разу.

Числом двеCollapse )

Или так

Журнал мой, трогательно так, в рафинированности обвинили. Фигня вопрос. Не из чувства здорового конформизма, а исключительно разнообразия для, решил немного поменять формат.

Слушайте пацаны тему. Сижу, короче, вчера «Жигуля» нацедил себе, сиги разложил, присел на кухне, чё каво, отдохнуть чотко. Всё ровно вроде. Читаю «Опыты» Монтеня. Не, он в натуре, там дерзко мыслит за природу человеческого духа, скептический такой поц. В «Букинисте» подогрел. Переворачиваю, короче, страницу, а там, вы не-по-ве-ри-те, шелуха от семок! Я чуть кириегами не подавился. Не, вы сами подумайте, ну чё за понты над Монтенем семки точить? Они бы ещё на Петрарке рыбу резали!
Чё, вы гоните пацаны?
Книги реально жизни учат. Вот на днях тока инфу зачитал, прикидайте, оказывается мускатный орех в крупных дозах не слабые глюки причиняет. В натуре, любой объебос за бугром знает. Вы бы на рынок бодрячком не спеша сгоняли, затарились, пока менты тоже читать не загоношились.
А ещё в Швейцарии собак едят, еба! Сыр, собак и шоколад. А ещё кошек. Чё делают? Колбасу бодяжат! Не шаурму на рынке, а реально, легальную колбасу. И сало топят. А чё, из аула горного пока до комка смотаешься! Одичали, ёпта.
А ещё… Стой пацаны, вы далёко?! Стооой!

Не, ну чё они?