Пассионарий В. Отставке (dadson) wrote,
Пассионарий В. Отставке
dadson

О непредвиденном вреде донорства

С тех пор, как мой район покрылся зарослями новостроек, зданиям стало не хватать номенклатуры. Новым постройкам присвоили номера с дробями, после чего мой дом стал близнецом пары десятков жилых коробок высокой плотности. Эта высшая математика привела к тому, что меня постоянно навещают чужие родственники, пьяненькие гости и даже сутенеры. Но сегодня был совершенно особый день.

Сегодня, как назло, я впервые в жизни стал донором. Всё прошло наредкость удачно – во время сеанса забора крови я благополучно вырубился, после чего во мне проделали уже третье за день отверстие (помимо вены и пальца), в которое принялись спешно закачивать физраствор. В результате я покинул станцию переливания с двумя бинтами, красочными бантиками украсившими мои локтевые сгибы. В таком виде меня и застал стук в домашнюю дверь.


«Участковый!» - сухо доложили за дверью. Открыв дверь, я изобразил живую скульптуру «радушное сотрудничество», но напрасно. Он смотрел в бумажку.
– Казаков Илья Борисович здесь проживает?
– Ни разу его здесь не видел, - ответил я чистосердечно.
– А вы, например, кто будете? – тут он впервые перевёл на меня взгляд, и прищурился.
И только тут я понял свою ошибку. Его взгляд тут же упал на кровавые бинты, с ходу распознавая во мне ветерана героинового фронта. Его лицо сложилось в гримасу Глеба Жеглова, увидавшего Кирпича.
- Вам какой номер дома нужен? – невинный, в сущности, вопрос, страж порядка воспринял как гроссмейстер, распознавший отвлекающий манёвр противника. Он его презрел.
– А говоришь не Казаков. Что же это ты, Илья Борисович, развлекаешься?
– Ни одного, - говорю, - совпадения в ваших словах. Я не Казаков, не Илья, не Борисович. И что особенно обидно, не развлекаюсь. Вот мой паспорт, ознакомьтесь.
Перед тем как взять документ, страж вытянул шею вглубь моего пристанища, очевидно мониторя помещение на предмет наличия притона, заваленного телами мёртвых поэтесс. Ничего не обнаружив, он осуждающе посмотрел на меня. Я виновато вздохнул. Тут карман участкового затянула каноничного Стаса Михайлова.
- Где ходишь, Саня?! – донеслось из трубки. – Я его уже в машину усадил.
- Кого?!
- Казакова, тля, кого!!
Дав трубке отбой, страж некоторое время молча упражнялся в моральной арифметике.
– Я тебя запомнил, - сообщил он, возвращая паспорт.

Запирая дверь, я ощутил укол совести. Ведь, как ни крути, глупо разочаровывать полицию. Придётся заводить притон.

Tags: акын, мемуары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments